Умный Ганс, Магомет и Цариф: лошади, которые умели считать

18 смотр.

Умный Ганс, Магомет и Цариф: лошади, которые умели считать

В конце XIX века, когда на слуху у общественности еще была книга «Эволюция видов» Чарльза Дарвина, получившая как массу положительных, так и отрицательных отзывов, мир очередной раз взорвался от удивительной, парадоксальной и пугающей новости. Мало того, что человек произошел от приматов, так, оказывается, еще и окружающие животные мало уступают интеллектом человеку!

Умный Ганс, Магомет и Цариф: лошади, которые умели считать

Фото лошади по кличке Умный Ганс

Однажды, германский учитель математики Вильгельм фон Остен (Wilhelm von Osten), представил публике своего коня породы орловский рысак, прозванного в последствии Умным Гансом (Clever Hans). Он утверждал, что конь находится на одном уровне по интеллекту с его учениками. Можно принять это заявление как веселую шутку, или небольшую тронутость умом учителя, но конь на самом деле демонстрировал чудеса.

Умный Ганс умел считать! На все вопросы Ганс отвечал количеством ударов копытом по земле. Среди вопросов, на которые он давал ответы, были не только такие, как «Сколько будет 12 + 12?», но и, например, «Если восьмой день месяца приходится на вторник, то каким днём по счёту будет следующая пятница?».

Конечно, большие числа выстукивать сложно, поэтому все манипуляции с цифрами были ограничены 30-ю. Вычисления почти любой длины давались Умному Гансу с легкостью. Приглашенные на демонстрацию профессора не все могли складывать и вычитать с такой скоростью, как это удавалось коню.

Кроме того, на вопросы, которые требовали ответа «да» или «нет», Ганс отвечал кивком или качанием головы, или опять же выстукиванием: 2 или 3 удара копытом соответственно.

Просто поразительно, но Вильгельм продолжил обучение Ганса, который показывал удивительные результаты. Так, учитель заработал своеобразную азбуку Морзе, которую конь мог бы выстукивать. И, спустя 2 года, Ганс заговорил! Так, постепенно, конь прошел начальный курс математики, истории и литературы, достигнув кругозора и уровню мышления 12-ти летнего ребенка.

Умный Ганс, Магомет и Цариф: лошади, которые умели считать

Фото лошади по кличке Умный Ганс, выступающего перед публикой

На демонстрацию способностей Ганса съезжались самые именитые дрессировщики, ученые мужи и даже сам германский император Вильгельм II. Газеты ревели на весь мир: «Лошади разумны!!!» Это было настоящее потрясение для человечества.

Для попытки разоблачить фокус, в 1904 году была собрана авторитетнейшая комиссия из 13-ти именитых специалистов, но им не удалось обнаружить никакого обмана. Вывод напрашивался сам собой — лошади обладают разумом, как и люди. А это уже могло стать не столько удивительным открытием, одним из величайших открытий, а также и крайне негативными последствиями. То есть признание лошадей разумными автоматически приравнивало бы их к людям, со всеми вытекающими последствиями — их больше нельзя было бы использовать как простых животных, продавать, убивать на мясо и шкуры, необходимо было бы платить лошадям заработную плату, предоставить права голоса и многое-многое другое. Как вы понимаете, допустить это было практически нельзя, так как в то время это могло бы коренным образом подорвать экономику всей планеты.

Умный Ганс, Магомет и Цариф: лошади, которые умели считать

Фото лошади по кличке Умный Ганс, демонстрирующей свои способности

Именно из-за таких последствий, один из присутствующих в прошлой комиссии, признавшей разумность Ганса, профессор психологии Оскар Пфунгст (Oskar Pfungst) был вынужден произвести дополнительные исследования этого удивительного коня.

Он отталкивался от предположения, что ответы дает не лошадь, а наблюдающие ее люди, и, особенно хозяин Вильгельм фон Остен. Умный Ганс всего лишь замечает непроизвольную реакцию человека, проявляющиеся при решении задачи. Ведь очень давно известно, что чувства человека можно прочитать по непроизвольным движениям глаз, изменением размера зрачков, изменение частоты дыхания. Оскар стал тщательнейшим образом исследовать движения, которые совершает человек, задающий Гансу вопросы.

И ему удалось найти ответ! Конь стучал копытом до тех пор, пока человек смотрел на его копыта. Как только человек заканчивал счет и смотрел на голову коня, тот немедленно прекращал стучать. Если же экспериментатор поднимал глаза раньше, Умный Ганс ошибался. Также конь обладал не только чрезвычайно острым зрением, но и слухом — от него внимания не ускользали малейшие изменения в дыхании окружающих людей. Стоило отгородить коня от людей даже простой простыней — лошадь мгновенно тупела, и врала на всех поставленных задачах. Убирали простыню — умнела вновь.

ЧИТАТЬ:  Что делает орел, когда доживает до старости: есть чему поучиться!

Умный Ганс, Магомет и Цариф: лошади, которые умели считать

Фото лошади по кличке Умный Ганс, демонстрирующей свои способности

В результате многочисленных опытов выяснилось, что на ответ влияют множество факторов: знает ли Ганс экзаменатора, насколько велико расстояние между человеком и лошадью, надеты ли на лошадь шоры. Умный Ганс успешно примечал едва заметную мимику, напряженность позы, и даже биение вены на шее экзаменатора. Если экспериментатор сам знал ответ, конь отвечает правильно в 98% случаев, если же ответ неизвестен самому задающему — правильными ответами были не более 10%.

Мир был спасен. Лошади остались лошадьми… ну, а этот феномен, когда лошадь чрезвычайно точно определяет эмоции человека, назвали «феномен Умного Ганса». Однако не все были обрадованы развенчанием мифа — хозяин лошади, Вильгельм фон Остен, очень переживал «развенчание» своего любимца. В результате он тяжело заболел и в 1909 году скончался на 71 году жизни…

Новый хозяин

Выводы второй комиссии глубоко огорчили Остена. Но особенно обиделся он на Умного Ганса, который, по его убеждению, заупрямился и не захотел показать перед учеными всех своих умственных способностей. Остен уехал из Берлина и даже, говорили, намеревался покинуть Германию. Летом 1909 года он умер после долгой болезни на 71-м году жизни, умер с надеждой, что его опыты будут когда-нибудь оценены и продолжены.

Карл Кралль заинтересовался Умным Гансом еще при жизни Остена. Более того, они провели вместе немало экспериментов, причем Кралль внес в опыты ряд важных усовершенствований. В результате этого обучение лошади пошло еще быстрее. Ганс научился определять различные виды запахов (скипидара, ванилина, мяты, карболки), знал их названия, мог выбирать из меню, написанного на доске, желаемые кушанья, узнавал знакомых людей на портретах и «называл» их имена, различал монеты, игральные карты. Он хорошо знал такие понятия, как «угол», «сторона», «прямая», «параллельность», мог отличить прямой угол от острого и многое другое.

Умный Ганс, Магомет и Цариф: лошади, которые умели считать

Фото лошади по кличке Умный Ганс и его хозяина Вильгельма фон Остена

После смерти Остена Кралль купил Умного Ганса, перевез к себе, в город Эльберфельд, и продолжил его обучение. Чтобы исключить подозрение в подаче каких-либо зрительных сигналов, Кралль стал надевать на голову лошади шоры (наглазники), которые не позволяли ей видеть экспериментатора, но давали возможность смотреть вперед на таблицу с буквами и цифрами. Применялись также ширмы, а иногда опыты производились в полной темноте, в ночное время. Последние удавались даже лучше, чем дневные, поскольку лошадь не отвлекали уличные шумы.

С шорами Умный Ганс выполнял следующие устные и даже письменные команды: «Поверни голову налево, направо, вверх, вниз!», «Сделай шаг вперед, назад!», «Подними правую, левую ногу!», «Подними ту ногу, которую поднял этот господин!», «Встань на дыбы!», «Закрой дверь!», «Возьми палку!», «Иди прямо на такого-то!», «Раскланяйся!», «Заржи!», «Сдунь бумажку!», «Стань параллельно скамье, под прямым углом к скамье!» и так далее и тому подобное. Ганс выучился отвечать на вопросы, не только выстукивая копытом по наклонному помосту, но и движениями головой, ржаньем. Мало того, мог складывать слова и целые предложения, касаясь губами нужных букв, написанных на картонных кружках и расположенных на специальном стенде. Позднее Кралль приобрел еще двух лошадей, арабских жеребцов Магомета и Царифа, желая доказать на практике, что Умный Ганс вовсе не исключение, не уникум. Ганс сменил нескольких владельцев, которые уже не были заинтересованы в демонстрации его способностей широкой публике. Есть сведения, что во время Первой мировой войны в 1916 году Ганс использовался на фронте в качестве тягловой лошади, но достоверных сведений об этом нет. Дальнейшая судьба его неизвестна.

ЧИТАТЬ:  «Младенец из Любека»: трагическая история самого умного ребенка в мире

Четвероногие математики

Новых своих питомцев Кралль прежде всего стал учить арифметике. Очень быстро обе лошади научились понимать числа 1 и 2, отстукивая их правой передней ногой. Спустя несколько дней они уже знали все цифры первого десятка и нуль. Для обозначения нуля лошадь должна была повернуть голову направо. Вскоре Магомет и Цариф могли считать до сотни, отбивая сначала правой ногой единицы, а затем левой — десятки. Кралль рассказывал, что после команды отсчитать число 30 Магомет сам догадался первым делом повернуть голову направо, чтобы отметить нуль, а потом три раза ударил копытом (точно в соответствии с немецким языком, в котором первыми называются единицы, а затем уже десятки).

Настало время, когда, по словам Кралля, его лошади не только умели считать сотнями и тысячами, не только помнили таблицу умножения, но и могли выполнять все арифметические действия. Например, на одном из уроков Магомет правильно решил задачу: 21 268: 3 = 7089 и 1 в остатке. Самое любопытное, что он при этом не забыл и про остаток, стукнув напоследок один раз правой ногой.

Позднее Магомет научился выполнять арифметические действия с дробями, возводить числа в степень, а также извлекать квадратные корни. В январе 1910 года он уже извлекал корни третьей степени, а затем и четвертой. Однажды по просьбе какой-то посетительницы Магомет за десять секунд справился с такой, казалось бы, нелегкой задачей: извлечь корень четвертой степени из числа 456 976. При этом Кралль, записав задачу на доске, тотчас же вышел, а все присутствовавшие ответа не знали.

Удивительно, но способности этой лошади к быстрым вычислениям оказались выше, чем у обыкновенного, среднего человека. Конечно, случалось, что Магомет и ошибался. Но стоило указать на ошибку, как он обычно сразу же исправлял ее. А бывало, исправлял и по собственному почину. Иногда на Магомета находило необъяснимое упрямство, и он упорно, будто назло, отвечал неверно. Тогда Кралль прибегал к помощи хлыста, особенно при решении сложных задач, вроде извлечения корней.

Оба скакуна преуспели и в грамоте. Они легко складывали из букв слова, из слов предложения и в итоге целые разговоры. Постепенно у них выработалось свое, «лошадиное» правописание. Так что одно и то же слово каждая лошадь писала немного по-своему, например, не дописывая в конце одну-две буквы.

Невероятный разговор

Кралль считал, что, в отличие от «математика» Магомета, Цариф был больше «гуманитарием». Во всяком случае, складывание слов и предложений ему удавалось лучше и легче, чем решение арифметических задач.

Помощником у Кралля был доктор Шенер, активный участник многих экспериментов. В один из дней был произведен такой любопытный опыт. К уху Магомета поднесли телефонную трубку, и Кралль, находясь далеко от конюшни, что-то сказал лошади по телефону, Шенер позже вспоминал: «Я спрашиваю Магомета: «Кто говорил с тобой?» Ответ: «Кралль». Я спрашиваю: «Что он сказал?» Ответ: «Пао (прозвище Шенера) даст сахар». Спрашиваю: «Сколько?» Ответ: «Два».

Кралль потом подтвердил, что по телефону речь действительно шла о сахаре.

Случалось, что лошади без всяких вопросов начинали выстукивать слова. Чаще всего они означали просьбы чего-нибудь вкусного. Тогда в зашифрованном виде звучало: «Сахар», «Морковь», «Хлеб». Утомленная занятиями лошадь вдруг просила: «В конюшню». Кралль утверждал, что Магомет сам нередко обращался к нему, выстукивая копытом слово «Кралль».

ЧИТАТЬ:  40 фотографий помогут понять, что вы находитесь в мире животных

В конце концов с этими чудо-лошадьми можно было вести настоящие беседы, содержание которых определялось не только человеком, но и его четвероногим собеседником.

Вот пример такой беседы, состоявшейся между рысаком Магометом и Шенером. «Как-то вечером, — рассказывал доктор, — когда Магомет стал мешать мне работать, я крикнул ему: «Перестань! Пао пишет книгу». Желая убедиться, что он понял мои слова, я написал мелом на доске вопрос: «Что делает Пао?» Магомет посмотрел на доску и отстучал ногой: «Пишет книгу». Я был поражен».

В другой раз Шенер показал Магомету кусочек сахара. «Вчера ты сказал, — обратился он к лошади, — что сахар сладкий и белый. Подумай, что можно еще сказать о нем?» И Магомет через минуту отбил копытом: «Кусок сахара — четырехугольный». Вспоминая этот случай, Шенер говорил: «Если бы я, с самого начала не был очевидцем умственного развития Магомета, то счел бы этот разговор невероятным».

Загадочный шифр

Некоторые ученые, не верившие в честность опытов с лошадьми, старались прийти к Краллю в то время, когда его не было дома, и провести испытания самостоятельно. И чаще всего эти испытания на удивление упорных скептиков оканчивались вполне успешно. Один из ученых даже пробрался в краллевскую конюшню ночью и, будучи один на один с лошадьми, получил от них правильные ответы на свои вопросы.

Наши, российские, ученые также следили за опытами Кралля. Профессор Безредка — микробиолог, сотрудник Мечникова по Пастеровскому институту, писал: «Нет сомнения, что краллевские лошади обдумывают и считают». Московский врач-психиатр Котик, большой энтузиаст телепатических исследований, полагал, что все объясняется именно телепатией. «Я думаю, — писал он, — экспериментатор лишь мысленно диктует лошади букву за буквой, цифру за цифрой. Посылая ей в определенный момент мысленные импульсы начинать или кончать отстукивание. В этом последнем отстукивании и заключаются все обязанности и функции лошади при опытах Кралля».

А выдающийся русский биолог Николай Константинович Кольцов даже сам побывал в Эльберфельде. Осенью 1913 года в журнале «Природа» Кольцов опубликовал статью, которую назвал «Мыслящие лошади». Он подробно описал опыты Кралля и, хотя не счел себя вправе быть арбитром в споре ученых, все же явно склонялся к тому, что опыты Кралля — не мистификация, не обман, что лошади могут разумно отвечать на вопросы человека. «При мысли об этом, — писал Кольцов, — все мы испытываем чувства самого решительного протеста против подобного заключения. Однако, разбираясь глубже, мы, пожалуй, придем к выводу, что этот протест — чисто инстинктивный. Мне лично думается, самое трудное поверить тому, что лошадь сумеет сложить 2 и 5. Если же признать за нею способность обучиться простому сложению, то все остальное уже куда менее странно».

Попытки научить животных счету делались и позже. Но эти опыты не идут ни в какое сравнение с умениями разумных лошадей. После Кралля уже никто не смог добиться ничего подобного. Случайно ли это?

«Для того, чтобы обеспечить свой приоритет, — писал Кралль в самом конце своей столь нашумевшей книги, — я привожу ниже некоторые выводы». И дальше идет текст в несколько строк, зашифрованный цифрами и буквами и до сих пор никем не разгаданный. Кто знает, быть может, именно в этих строках и скрыта тайна необычайных успехов в опытах с мыслящими лошадьми?

отсюда

18.01.2012

Другие интересные статьи

18 смотр.